О признании договора дарения недействительным, включении имущества в наследственную массу, признании права собственности на долю квартиры в порядке наследования

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

Рег.№33-8613/11 Судья Крестьянова Е.Р.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

Председательствующего Володкиной А.И.
Судей Пошурковой Е.В., Осининой Н.А.
При секретаре Иванове Н.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 07 июня 2011 года кассационную жалобу И. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 01 апреля 2011 года по гражданскому делу №2-3/11 по иску К. к И. о признании договора дарения недействительным, включении имущества в наследственную массу, признании права собственности на долю квартиры в порядке наследования.

Заслушав доклад судьи Володкиной А.И., объяснения представителя И. – Г., объяснения К., — судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Спорной является доля 15/55 в праве общей долевой собственности в отношении квартиры <…> в Санкт-Петербурге, с правом пользования комнатой размером 15.10 кв.м.

Заочным решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 01 апреля 2011 года признан недействительным договор дарения в отношении спорной доли квартиры, заключенный 14 октября 2009 года между А.и ответчиком; отменена государственная регистрация права собственности ответчика в отношении спорной доли.

Спорная доля квартиры включена судом в наследственную массу А.

За истицей К. признано право собственности в отношении спорной доли квартиры в порядке наследования по завещанию А. от 07 апреля 2000 года.

С ответчика в пользу истицы взысканы расходы по оплате госпошлины в размере 5000 рублей.

В кассационной жалобе ответчик просит решение отменить как незаконное и необоснованное, вынесенное с нарушением норм процессуального и материального права.

Ответчик в заседание судебной коллегии не явился, о времени и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции извещен надлежащим образом и заблаговременно (расписка л.д.179), не сообщил причину неявки и не ходатайствовал об отложении слушания дела, направил в судебное заседание представителя Г.; при указанных обстоятельствах и с учетом требований статьи 354 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения участников по делу, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для ее удовлетворения.

В ходе слушания дела судом первой инстанции установлено, что А. являлась собственником спорной комнаты (доли квартиры) на основании договора приватизации от 27 января 2000 года.

14 октября 2009 года А. произвела отчуждение спорной комнаты в пользу И. на условиях договора дарения; договор удостоверен нотариально; государственная регистрация перехода права собственности произведена 28 октября 2009 года.

03 февраля 2010 года А. обратилась в суд с иском о признании договора дарения недействительным со ссылкой на то, что она по состоянию здоровья в момент совершения сделки не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

25 августа 2010 года А. умерла.

С заявлением о принятии наследства после смерти А. в нотариальные органы обратилась К., представив завещание А. от 07 апреля 2000 года в отношении всего имущества, в том числе в отношении спорной комнаты; завещание на момент смерти не отменено и не изменено; иные лица с заявлением о принятии наследства не обратились в установленный законом срок; 24 сентября 2010 года К. выдано свидетельство о принятии заявления наследника, зарегистрированное в реестре нотариуса С., обязанности которой временно исполняет Ю., за №№… (л.д.108).

29 сентября 2010 года К. предъявила в суд заявление о процессуальном правопреемстве и замене истца А. на нее как наследника по завещанию (л.д.93). Кроме того, К. заявлены самостоятельные дополнительные требования о включении спорной доли в наследственную массу А., признании за нею-К. права собственности в отношении спорной доли квартиры в порядке наследования по завещанию (л.д.117-119).

При вынесении решения суд первой инстанции учитывал вышеуказанные обстоятельства, руководствовался требованиями статей 218, 166, 167, 177, 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из того, что в ходе слушания дела нашло подтверждение то, что А. в момент совершения договора дарения по состоянию здоровья не могла понимать значение своих действий и руководить ими; суд пришел к выводу о том, что договор дарения подлежит признанию недействительным; спорная доля квартиры подлежит включению в наследственную массу; истица К. вправе претендовать на спорную долю в порядке наследования по завещанию; наличие иных наследников не установлено.

Судебная коллегия считает, что при разрешении спора судом первой инстанции правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применены нормы материального права, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

Довод кассационной жалобы относительно того, что суд первой инстанции неправомерно рассмотрел дело в заочном производстве в отсутствие ответчика и его представителей, не может быть принят во внимание. В материалах дела имеется расписка ответчика о получении судебной повестки на судебное заседание 01 апреля 2011 года в 10.00 час. (л.д.112); судебная повестка вручена заблаговременно – 24 марта 2011 года; ответчик имел двоих представителей М. на основании доверенности от 01 марта 2010 года и Г. на основании доверенности от 03 августа 2010 года.

Из протокола судебного заседания от 24 марта 2011 года следует, что и ответчик и его оба представителя присутствовали в указанном судебном заседании, дата следующего судебного заседания – 01 апреля 2011 года, была с ними согласована (л.д.110).

30 марта 2011 года в Невский районный суд Санкт-Петербурга поступило ходатайство от представителя ответчика М. об оставлении дела без рассмотрения (л.д.123-125).

01 апреля 2011 года судебное заседание было начато в назначенное время — 10.00 час., ник ответчик, ни его представители не явились в судебное заседание; какие-либо ходатайства об отложении слушания дела к указанному времени в адрес суда не поступили, просьба о рассмотрении дела в отсутствие ответчика не заявлена; поэтому в соответствии с требованиями статей 167, 233 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд первой инстанции вправе был приступить к рассмотрению дела в отсутствие ответчика и его представителей в заочном производстве.

Судебное заседание продолжалось до 10.48 час. (протокол судебного заседания от 01 апреля 2011 года л.д.138-139).

Телеграмма, на которую ссылается ответчик в кассационной жалобе, об отложении слушания дела, направленная представителем М. из города Выборга Ленинградской области, поступила в суд лишь 01 апреля 2011 года в 10час. 45 мин (л.д.130).

То обстоятельство, что представитель М. лишен был возможности выехать из города Выборга в связи с задержкой начала другого судебного процесса, не может быть расценено как уважительная причина отсутствия ответчика в судебном заседании 01 апреля 2011 года. Судебная коллегия обращает внимание на то, что ответчик, лично под расписку извещенный о дате и времени судебного заседания, не явился в судебное заседание 01 апреля 2011 года, причина его неявки в судебное заседание не сообщена ни суду первой, ни суду кассационной инстанции.

Также судебная коллегия обращает внимание на то, что ответчик выдал доверенность на представление его интересов второму представителю Г.(доверенность л.д.78), который также не явился в судебное заседание 01 апреля 2011 года, не указав причину неявки; телеграмма, отправленная 31 марта 2011 года в 18.59час. из города Выборга, отправлена от имени представителя М. (л.д.129).

Исходя из вышеуказанного, судебная коллегия не усматривает нарушение процессуальных прав ответчика при рассмотрении дела в его отсутствие в заочном производстве.

То обстоятельство, что судом первой инстанции не вынесено постановление (определение) по вопросу процессуального правопреемства К. с учетом требований статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не может служить основанием для отмены обжалуемого решения; ответчиком не указаны обстоятельства и не приведены доводы, которые могли бы служить основанием считать, что К. не была бы допущена к участию в деле в качестве истца в порядке правопреемства после смерти А. В материалах дела имеют документы, свидетельствующие о том, что К. является наследником А. по завещанию от 07 апреля 2000 года; в установленный законом срок она обратилась с заявлением о принятии наследства в нотариальные органы; наличие иных наследников не установлено; нотариус сообщил лишь о единственном наследнике, подавшем заявление о принятии наследства – К.(наследственное дело л.д.102-109), ответчик не опроверг указанные сведения и указал иных наследников.

Ссылка ответчика на то, что он был лишен возможности оспорить в кассационном порядке судебное постановлению по вопросу правопреемства в связи с тем, что оно не было судом вынесено, является не состоятельной с учетом того, что в решении суд исследует и оценивает вопрос о процессуальном правопреемстве К.; положения части 2 статьи 364 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации содержат исчерпывающий перечень нарушений процессуального права, которые являются безусловным основанием отмены решения суда первой инстанции; вышеуказанный недостаток не отнесен к указанным нарушениям; в соответствии с частью 1 этой же нормы нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для отмены решения суда первой инстанции только при условии, если это нарушение или неправильное применение привело или могло привести к неправильному разрешению дела. При кассационном обжаловании решения суда ответчик не лишен возможности привести свои возражения относительно выводов суда относительно правопреемства; однако доводы, которые могли бы влиять на существо выводов, ответчиком не приведены ни в тексте кассационной жалобы, ни представителем ответчика в заседании судебной коллегии. По существу правильное решение не может быть отменено по одним только формальным соображениям (часть 2 статьи 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Наличие либо отсутствие выданного К. свидетельства о праве на наследство по завещанию в отношении иного завещанного имущества, правового значения не имеет для разрешения спора с учетом требований частей 1, 2, 4 статьи 1152, статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым для приобретения наследства наследник должен его принять; принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось; принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации. Принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Учитывая вышеуказанные установленные обстоятельства, суд первой инстанции правомерно сделал вывод о том, что К. является наследником, принявшим в установленном законом порядке и сроки наследство после смерти А.

В соответствии со статьей 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации К. вправе была дополнить свои исковые требования; поэтому оснований для применения части 4 статьи 1 и абзаца 8 статьи 222 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и оставлении ее искового заявления без рассмотрения не имеется.

Иные доводы кассационной жалобы сводятся к изложению обстоятельств дела переоценке обстоятельств и доказательств по делу; по мнению судебной коллегии имеющиеся в деле доказательства, представленные участниками по делу, добытые судом в ходе слушания дела, в том числе объяснения сторон, свидетелей, медицинские документы в отношении А., заключение судебной психиатрической экспертизы, оценены по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации; оснований для иной оценки судебная коллегия не усматривает.

Письменное ходатайство ответчика о назначении повторной судебно-психиатрической экспертизы от 01 сентября 2010 года (л.д.86-88) судом первой инстанции рассмотрено в судебном заседании 01 апреля 2011 года, в удовлетворении ходатайства отказано, о чем вынесено мотивированное определение (л.д.127-128); в соответствии с частью 2 статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд может назначить повторную экспертизу в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов; учитывая, что указанные обстоятельства отсутствовали, суд первой инстанции правомерно отказал в назначении повторной экспертизы в отношении А.

При этом суд первой инстанции правомерно учитывал то, что заключение от 27 апреля 2010 года было дано экспертами после изучения медицинских документов А., а также после личного освидетельствования А. (заключение л.д.53-56); 25 августа 2010 года А. умерла, дополнительных медицинских документов в отношении А. не выявлено.

По заключение судебной психиатрической экспертизы от 27 апреля 2010 года Е. в момент заключения вышеуказанного договора дарения страдала психическим расстройством – сосудистой деменцией; по своему психическому состоянию в силу слабоумия она не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Учитывая вышеизложенное, а также то, что в заседании судебной коллегии представителем ответчика не приведены иные доводы и не указаны обстоятельства, которые могли бы влиять на существо принятого решения, судебная коллегия считает, что решение следует оставить без изменения.

Решение в части взыскания с ответчика судебных расходов по оплате госпошлины соответствует требованиям статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 01 апреля 2011 года оставить без изменения; кассационную жалобу И. – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.