Оправдательный приговор по ст. 105… в связи с непричастностью

ПРИГОВОР
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
с. Учкекен 28 апреля 2010 года.
Малокарачаевский районный суд, Карачаево-Черкесской Республики в составе:
председательствующего судьи Кислюк В.Г.,
с участием государственных обвинителей — старшего помощника прокурора Малокарачаевского района Джанбидаевой Р.М., помощника прокурора Малокарачаевского района Кочкарова Р.Р., заместителя прокурора Малокарачаевского района Бекова М.Х.,
подсудимого Джанибекова М-А.З.,
защитника в порядке ст. 51 УПК РФ Кочкаровой М.С., представившей удостоверение № 10 и ордер № 029068 от 18 марта 2009 года,
потерпевшей ФИО5,
представителя потерпевшей Бузанова Л.В., представившего удостоверение № 136 и ордер № 111264 от 03 марта 2009 года,
при секретарях Узденовой Х.Х., Ахматове Ш.М.,
рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда уголовное дело в отношении
Джанибекова Магомет — Амина Зейтуновича, Дата обезличена года рождения, уроженца Адрес обезличен, Адрес обезличен, КЧР, гражданина РФ, образование среднее, не работающего, женатого, имеющего на иждивении двоих малолетних детей, судимости в настоящее время ранее не имеющего, проживающего в Адрес обезличен, Адрес обезличен, Адрес обезличен, имеющего регистрацию в Адрес обезличен, Адрес обезличен, Адрес обезличен, ферма Номер обезличен, ранее содержавшегося по настоящему делу под стражей с 20 ноября 2007 года по 25 декабря 2008 года, копию обвинительного заключения получившего 11 апреля 2008 года.
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 1; 222 ч. 1 УК РФ
установил:
Джанибеков М-А.З. органом предварительного расследования обвиняется в убийстве, т.е. умышленном причинении смерти другому человеку, а также в незаконном приобретении, хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.
Как следует из обвинительного заключения, в июне 2007 года на почве неприязненных отношений, сложившихся ввиду личной ссоры, у Джанибекова М-А.З. возник умысел на причинение смерти ФИО25 Действуя в соответствии с возникшим умыслом, он 16 июня 2007 года, около 12 часов, приехал к месту жительства своего родственника ФИО41 P.P. по адресу Адрес обезличен, Адрес обезличен, Адрес обезличен, Адрес обезличен, где с целью использования при совершении особо тяжкого преступления в отношении ФИО25 в отсутствие и без ведома ФИО41 изъял, незаконно хранившийся у последнего, автомат Калашникова калибра 5,45 мм АК-74 Номер обезличен. В тот же день, 16 июня 2007 года, примерно в 23 часа, он на автомашине марки ВАЗ-21083 г/н Номер обезличен прибыл с указанным оружием к дому Номер обезличен по Адрес обезличен Адрес обезличен, Адрес обезличен, КЧР, где проживал ФИО25 вместе со своей семьей. Для исключения последующего разоблачения Джанибеков М-А.З. одел на голову маску, изготовленную из вязаной шапки, поверх обуви одел носки для исключения возможности идентификации следов обуви на месте преступления. Реализуя преступный умысел, направленный на причинение смерти другому человеку, Джанибеков М-А.З. перепрыгнул через забор на территорию указанного домовладения, где умышленно, с целью причинения смерти, произвел из автомата Калашникова один выстрел в ФИО25, находившегося на крыльце своего дома, причинив последнему сквозное огнестрельное пулевое ранение правой половины грудной клетки, сопровождавшееся ранением правого легкого, повреждением 4-5 ребер справа, с последующим обильным внутренним кровотечением, приведшим к смешанному плевропульмональному и постгеморрагическому шоку, характеризующееся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности на момент причинения, в результате чего наступила смерть последнего. После совершения убийства Джанибеков М-А.З. скрылся с места преступления, и с целью сокрытия орудия преступления, 17 июня 2007 года перевез автомат Калашникова калибра 5,45 мм АК-74 Номер обезличен в Адрес обезличен, где поместил его обратно по месту жительства своего родственника ФИО41 без ведома последнего.
Он же, 16 июня 2007 года, около 12 часов, умышленно, осознавая противоправность своих действий, прибыл к месту жительства своего родственника ФИО41 по адресу Адрес обезличен, Адрес обезличен, Адрес обезличен, Адрес обезличен, где с целью использования при совершении особо тяжкого преступления в отношении Каппушева Б.А., в отсутствие и без ведома ФИО41 P.P. изъял незаконно хранившийся у последнего автомат Калашникова калибра 5,45 мм АК-74 Номер обезличен с магазином, снаряженным не менее одним боеприпасом калибра 5,45 мм. После этого, реализуя возникший умысел, направленный на причинение смерти ФИО25, перенёс и поместил в автомашину марки ВАЗ-21083 г/н Номер обезличен указанный автомат Калашникова, который незаконно перевез в гот же день в Адрес обезличен, Адрес обезличен, КЧР и прибыл к домовладению ФИО25 по Адрес обезличен, Адрес обезличен, где причинил смерть последнему и скрылся с места преступления, после чего хранил данное оружие при себе. 17 июня 2007 года с целью сокрытия орудия преступления, перевёз автомат Калашникова калибра 5,45 мм АК-74 Номер обезличен в г. Черкесск КЧР, где поместил его обратно по месту жительства своего родственника ФИО41

В судебном заседании подсудимый Джанибеков М-А.З. свою вину в предъявленном обвинении не признал в полном объеме, сославшись на то, что к убийству потерпевшего ФИО25 он не причастен и его не совершал Во время совершения преступления он находился за пределами КЧР, в Калмыкии. Там работая на кошаре, упал с лошади, от чего получил сотрясение мозга. Доставлялся в больницу. Но так как не переносит лекарственный запах, то в тот же вечер перебрался в дом своей знакомой, которая его лечила в домашних условиях, то есть он с 16 июня и до конца июня 2007 года находился в Калмыкии, чему есть свидетели. Об этом он ранее на предварительном следствии не говорил. Дожидался суда, т.к. при расследовании к нему применялось насилие (сломали ребро, село зрение, причинили телесное повреждение грудной клетке, душили целлофановым пакетом, били бутылкой), в связи с чем он был вынужден подписать протокол явки с повинной, составленный оперуполномоченным ФИО12, который также был в числе лиц, оказывавших физическое насилие. Кроме ФИО12 никого больше не знает. Признательные показания в качестве подозреваемого подписал на основании «выбитой из него» явки с повинной, боясь сотрудников. Следователь писал протокол, не спрашивая его, поэтому там и имеются разногласия. Например, он носит обувь 38-39 размера, а в обвинительном заключении записано, что обнаружены следы 42-44 размера. Впоследствии отказывался от данных им признательных показаний. Из-за применения физического насилия он резал себе шейную артерию. В отношении показаний, данных при проверке показаний на месте, его предварительно сотрудники (находившиеся в масках) вывозили на место, где говорили, что и как надо говорить и показывать. При этом при проверке показаний на месте не было его адвоката Эркеновой З.С., а был приглашен иной дежурный адвокат Бердиева М.Б.
Всесторонне исследовав и оценив представленные сторонами обвинения и защиты доказательства, допросив подсудимого, потерпевшую, свидетелей, выслушав государственного обвинителя и защитника, огласив и исследовав материалы уголовного дела, суд полагает следующее.
В подтверждение причастности Джанибекова М-А.З. к изложенным выше деяниям и наличия в его действиях составов преступлений стороной обвинения были представлены следующие доказательства.
Показания потерпевшей ФИО5, согласно которых она состояла в браке с ФИО25 и проживала с ним в Адрес обезличен по Адрес обезличен Номер обезличен. 16 июня 2007 года после ужина примерно после 22 часов они вместе с мужем находились на крыльце своего дома и разгадывали кроссворды. Через некоторое время со стороны забора она услышала шум. Обернувшись, увидела перепрыгнувшего через забор в их двор одетого во все черное человека. По тому, как он перепрыгивал, у нее сложилось впечатление, что там было трое человек. Но она успела заметить, что перепрыгнувший был невысокого роста, гибкий. Прыжок его был пружинистый. Одет он был во все черное: куртка, шапка, на ногах полосатые гольфы с поперечными полосками. Вскочив с места, сказала об этом мужу, который крикнул ей, чтобы она шла домой. Она заскочила в дом, а муж остался на улице. Дверь не смогла закрыть и в это время слышала на крыльце какую-то борьбу. Думает, что муж защищал их. Когда с помощью сына смогла закрыть входную дверь, раздался выстрел. Из-за этого в доме поднялась паника, дети плакали. Они боялись открыть двери и выглянуть на улицу. Растерявшись, она забыла даже как звонить в скорую помощь, что сделали дети, позвонив ее брату, родственникам и в скорую помощь. Она лишь смогла набрать номер их шофера — ФИО13, который вскоре приехал. За ним приехала и скорая, после чего стали оказывать первую помощь мужу. Он лежал, на ступеньках в неудобной позе склонив голову на согнутую руку, весь в крови, но был в сознании, сказал, чтобы не поднимали и не увозили его никуда. Наедине они не смогли поговорить, сам он ей ничего не сказал, т.к. вокруг были люди, а затем его увезли в больницу. Кто именно совершил убийство её мужа, ответить не может, т.к. перепрыгнувшего не разглядела. Подсудимого увидела впервые, когда его привозили на место происшествия для проверки показаний. Поддержала заявленный на 1 млн. рублей гражданский иск, а также просила взыскать судебные расходы в сумме 30 тыс. рублей.
Свидетель ФИО53, живущий через дом, по соседству, показал, что он 16 июня 2007 года примерно в 22 часа 40 минут, находясь во дворе своего дома услышал лай собак со стороны речки, а также крики жены ФИО25, которые он не понял. Поэтому пошел к ней. По дороге никого не видел. В это время к дому ФИО56 подъехал автомобиль «Газель» с водителем ФИО13 Затем они с ФИО13 услышали голос потерпевшей, которая со второго этажа своего дома кричала. Они с ФИО13 перелезли через забор и увидели лежащего на крыльце в луже крови ФИО25 в луже крови от огнестрельного ранения. Он был жив, т.к. он говорил, что ему больно, когда он (ФИО14) придерживал последнего. Затем приехали работники милиции, и скорая помощь. Каппушева увезли в больницу и он поехал вместе с ним. По дороге в больницу в машине с Каппушевым Б.А. не разговаривал. В тот вечер выстрелов не слышал.
Свидетель ФИО16 также показал, что в тот вечер, года произошло убийство ФИО25., он развозил товар по магазинам, а затем продавцов по домам. В это время ему позвонила ФИО5 на мобильный телефон. Поскольку ФИО5 сильно кричала, он не понял смысла ее слов и предложил ехавшей с ним ФИО15 проехать к дому ФИО5 и ФИО25 Подъехав к дому, он увидел около ворот соседей. Последние ему сказали, что во дворе лежит ФИО25 Т.к. ворота были закрыты о предложил перелезть через забор со стороны улицы, что и сделал. За ним полез и сосед. Проникнув во двор, он подошел к крыльцу, на котором на ступеньках, на боку лежал окровавленный ФИО25. Он был еще жив. Он (ФИО13) постучал в дверь и ему открыла ФИО5, у которой он попросил полотенце и подушку, т.к. у ФИО25 сильно текла кровь, попробовал прикрыть рану и положить голову на подушку и в это время приехала милиция, затем скорая помощь, которая и увезла ФИО25. За время, которое он находился рядом с ФИО25, тот ничего ему не смог сказать, т.к. слабел на глазах. Вместе с тем, он не помнит, чтобы участвовал в каких-либо следственных действиях и что-нибудь подписывал. Но не отрицал, что в протоколе осмотра места происшествия от 17 июня 2007 года стоит его подпись в качестве понятого.
Согласно показаний свидетеля ФИО15, она в день убийства ФИО25 вместе с ФИО13 приезжала по звонку ФИО5 к дому Каппушевых около 11 часов вечера, где и узнала нападении и ранении ФИО25
Письменные доказательства:
— явка с повинной, отраженная в протоколе от 16 ноября 2007 года, (т. 1л.д. 140-141), оглашенном судом в порядке ст. 285 УПК РФ, согласно которого к оперуполномоченному ОУР Прикубанского РОВД ФИО12 в следственной комнате ИВС данного РОВД обратился гражданин Джанибеков М-А.З. с заявлением о совершенном лично им 16 июня 2007 года в Адрес обезличен с использованием автомата АК убийстве Каппушева Б.А. В явке с повинной также отражены обстоятельства совершения преступления. В частности то, что в середине апреля 2007 года он ехал на своём автомобиле ВАЗ-2108 г/н Номер обезличен в Адрес обезличен Ниже заправки «Роснефть» его догнал автомобиль «Мерседес», прижал к обочине и остановил. С машины вышел ФИО25 и спросил, он ли Миша. Он утвердительно ответил и переспросил, что случилось. На это ФИО25 сказал, что знает, что его «Газель» ограбил он (Джанибеков), достал пистолет и начал угрожать убийством. При этом ФИО25 сказал, что, если в короткое время он (Джанибеков) не отдаст деньги, то он его убьет сам или закажет. Он хотел поговорить с ФИО25 и объяснить, что к этому не причастен, но Каппушев оттолкнул его и добавил, что он дважды не повторяет, и поклялся Аллахом, что в живых не оставит. После этого он неоднократно наблюдал за собой слежку на автомобиле ВАЗ-212 чёрного цвета без гос. номеров, и жил в страхе за свою жизнь. Утром 16 июня 2007 года он решил разобраться с ФИО25 своими методами. Он знал тайник, где брат его жены ФИО41 хранит автомат в своём домовладении в Адрес обезличен по Адрес обезличен час 30 мин он поехал к нему домой. Дома его не было. Незаметно он взял автомат, положил к себе в машину и уехал обратно в Адрес обезличен. Там приготовил маску, взял носки, чтобы одеть сверху обуви, и ночью около 12 часов, точно время назвать затрудняется, поехал к домовладению Каппушева Бориса, которое расположено по адресу Адрес обезличен, Адрес обезличен, Адрес обезличен. Не доезжая до Адрес обезличен, он оставил свою автомашину ВАЗ-2108 на улице Адрес обезличен и пешком подошёл к домовладению ФИ25 Бориса. В огороде надел маску, натянул носки на обувь, взял автомат, и перепрыгнул через забор во двор ФИО25 Они с женой сидели на крыльце. После того, как жена Бориса его увидела — закричала и забежала в дом, а ФИО25 схватил стол, кинул в его сторону и кинулся на него. В этот момент, чтобы его испугать, он передёрнул затвор автомата, но он (ФИО25 не отреагировал, и он выстрелил в него один раз, после чего тот упал. Он подвинул стол, которым в него кинул ФИО25, ближе к забору, чтобы было удобней перепрыгнуть забор, и убежал. После этого, на второй день он незаметно вернул оружие на место. Маску и носки выкинул в речку «Подкумок». О содеянном очень раскаивается.
— показания подсудимого, отраженные в протоколе его дополнительного допроса в качестве подозреваемого от 22 ноября 2007 года (т.1л.д. 163-165), оглашенном судом в порядке ст. 276 УПК РФ, согласно которых Джанибековым М-А.З. по существу явки с повинной даны подробные показания о том, что в конце апреля 2007 года в Адрес обезличен у подсудимого на повышенных тонах состоялся разговор с ранее незнакомым мужчиной, представившимся ФИО25 о его (Джанибекова М-А.З.) причастности к ограблению автомашины Газель, принадлежавшей обратившемуся и иным возникшим из-за Джанибекова проблемам, то есть произошел конфликт, высказаны предупреждения и угрозы «по возвращению ему всего», с демонстрацией пистолета. После чего он стал опасаться за свою жизнь. Замечал, как ему казалось, за собой слежку. Однажды, в мае 2007 года в Адрес обезличен, увидев отъезжающую от магазина ФИО25и принадлежавшую тому автомашину «Марседес», хотел догнать ее и поговорить. Однако это ему не удалось, т.к. автомашина, увеличив скорость, оторвалась от него и въехала во двор. Полагая, что слежка это дело рук ФИО25 он решил убить последнего. Для этого, зная, что у брата жены ФИО41 дома в Адрес обезличен в шифоньере имеется автомат Калашникова без приклада, он через несколько дней поехал в Адрес обезличен. Когда приехал к ФИО41, последнего дома не было. В доме была его (Джанибекова) жена и мать ФИО41. Он взял автомат. Никто не видел, что он берёт автомат. После чего возвратился в Адрес обезличен. В тот же день ближе к вечеру, время точно он не помнит, но было темно, он взял дома спортивную шапку, носки и поехал на улицу, где живет ФИО25 Через забор он увидел, что на улице на крыльце дома ФИО25 и его жена сидят за столом. Он отогнал машину на улицу Адрес обезличен, переобулся в кроссовки, по переулку мимо школы пошел в сторону дома ФИО25 По пути вырезал в шапке отверстие для глаз имевшимся у него ножом. Он хотел сначала выстрелить от ворот в ФИО25 и уйти. Когда дошел до ворот, увидел, что к нему спиной сидит жена ФИО25 и не произвел выстрела из-за того, что мог попасть в неё. Прошел вдоль забора и увидел, что через дом, никто не проживает. Калитка была завязана. Он открыл калитку и прошел к забору ФИО25 После чего надел носки на обувь, чтобы от той не остались следы, затем одел маску. Сначала хотел выстрелить через забор, но не смог, то есть не набрался смелости. Отошел от забора и посидел возле туалета, раза 3 подходил и отходил к забору и не мог решиться. Когда сидел возле туалета, передумал и хотел уйти, после чего подумал, что то же самое ФИО25 может сделать с ним, и решил убить. На данной территории стоит или сарай или курятник, где он взял деревянный щит, похожий на лестницу. Залез на него и перепрыгнул через забор. Когда перелазил через забор, автомат находился в руке. Жена ФИО25 закричала и забежала в дом. ФИО25 схватил столик, за которым они сидели, и кинул в его сторону. Он передернул затвор автомата и думал, что ФИО25 остановится, но он не остановился и пошел в его сторону. Тогда он произвел выстрел в ФИО25 и попал в него. Куда именно попал, он не видел. Он хотел перелезть обратно через забор, но забор был высокий. Он поставил стол к забору и перепрыгнул через забор и побежал к машине. Пришел в себя, когда добежал до речки, где он выкинул носки, щит в воду и перешел через речку. Когда перешел речку, выкинул кроссовки и пошел босиком до машины. После этого сел в машину и поехал домой. Примерно до 03 часов сидел в салоне автомобиля, после чего приехал домой. Автомат вытер, завернул в тряпку и на второй день отвез обратно ФИО41. Приехал в Черкесск поднялся домой к ФИО41, дома была мать ФИО41, после чего поднял автомат и положил на место,
— протокол проверки показаний на месте подозреваемого Джанибекова М-А.З. от 22 ноября 2007 года (т.1л.д. 166-172), оглашенный в порядке ст. 285 УПК РФ, согласно которого Джанибеков М-А.З. на месте происшествия в Адрес обезличен, Адрес обезличен показал, как он подошёл со стороны речки к воротам домовладения ФИО25 посмотрел через стенку во двор, где сидели муж и жена Каппушевы. После этого Джанибеков М-А.З. показал ворота нежилого дома, через калитку которых, развязав ворота, зашёл. Указал, где надел маску и носки на кроссовки. Зайдя во двор нежилого дома, он провел через двор участников следственного действия, через проход под навесом зашел на территорию соседнего домовладения. Прошел через огород и подошел к стене домовладения ФИО56, после чего пояснил, что посмотрел через стенку и увидел сидящих за столиком на крыльце у входа в дом супругов ФИО56 Он хотел произвести выстрел, но не решился. После этого он пошел к туалету, затем снова вернулся к забору, но не решался стрелять в ФИО25 Так он делал 3 раза. Затем взял деревянный щит с сарая нежилого дома и поставил к забору, так как подумал, что если перепрыгнет через забор, эффекта было бы больше. После чего перепрыгнул через забор. Жена ФИО25 закричала и забежала в дом. ФИО25 кинул в него столик и начал двигаться к нему. Он передернул затвор и произвел выстрел в ФИО25 Показал, как держал автомат. От полученного, огнестрельного ранения ФИО25 упал возле крыльца, и он указал на то место, где падал ФИО25 Он не смог обратно перепрыгнуть через забор. Затем взял столик, за которым сидели, супруги ФИО56 поставил перед стеной и перепрыгнул обратно во двор соседнего домовладения. Затем Джанибеков М-А.З. пояснил, что забрал с собой деревянный щит, снял носки и положил себе в карман и побежал в сторону речки. Убегал через нежилой дом. Когда дошел до речки, выкинул деревянный щит и носки, автомат положил в салон автомобиля, на котором приехал и поехал домой. Сколько было патронов, в магазине автомата он не знает. Снял носки до того, как перепрыгнул через забор.
— протокол осмотра места происшествия от 17 июня 2007 года (т.1л.д. 4-8) в ходе которого при осмотре домовладения Номер обезличен по Адрес обезличен в Адрес обезличен около входной двери на стене дома, па площадке перед дверью обнаружены пятна крови, и на марлевый тампон изъят смыв крови, во дворе в картонной коробке обнаружена и изъята трикотажная футболка белого цвета, пропитанная веществом бурого цвета. На фото № 6 фототаблицы зафиксирован находящийся у забора двора деревянный столик.
— протокол дополнительного осмотра места происшествия от 17 июня 2007 года (т.1л.д. 9-13), в ходе которого на участке домовладения, расположенном в 40 м от входных ворот и в 3 м от юго-восточного угла домовладения, под автомашиной «КАМАЗ» обнаружена и изъята стреляная гильза бутылочной формы длиной 39,7 мм., диаметром фланца 10 мм., диаметром дульца — 6,4 мм. с маркировкой на донышке «270 81», которая изъята; возле ограды домовладения обнаружены следы подмёточной части обуви с рельефным рисунком, с которых изготовлены три гипсовых слепка. На фото № 4 фототаблицы к протоколу зафиксирован приставленный к ограде домовладения деревянный щит из досок.
— справка федеральной пулегильзотеки от 29 октября 2007 года (т.1л.д. 142), из которой следует, что 1 гильза кал. 5,45 мм, изъятая с места происшествия по факту убийства ФИО25 стреляна из автомата системы Калашникова модели АК-74 калибра 5,45 мм без серии № 1540787.
— справка и.о. начальника СЧ СУ при МВД по КЧР от 19 февраля 2008 года (т.2л.д. 102), из которой следует, что в производстве следственной части следственного управления при МВД по КЧР находится уголовное дело № 26149, возбужденное по фактам разбойных нападений на граждан на территории Адрес обезличен КЧР. Автомат Калашникова Номер обезличен был изъят 03 сентября 2007 года в ходе осмотра места происшествия на участке местности в Адрес обезличен района КЧР. Согласно, материалам уголовного дела, указанное автоматическое огнестрельное оружие, принадлежит ФИО41, проживающему по адресу Адрес обезличен Адрес обезличен. В ходе допроса подозреваемый ФИО41 показал, что данный автомат Калашникова, в числе других единиц огнестрельного оружия, хранился по месту его жительства.
— протокол осмотра предметов от 12 февраля 2008 года (т.2л.д. 88-91), при котором осмотрены футболка, марлевый тампон, гильза калибра 5,45 мм, три гипсовых слепка следов обуви, изъятые в ходе основного и дополнительного осмотра места происшествия 17 июня 2007 года а также автомат Калашникова Номер обезличен
— заключение судебно-медицинской экспертизы № 78 от 28 июня 2007 года (т.1л.д. 69-71), из которого следует, что по данным медицинской карты у гр-на ФИО25 имелись следующие телесные повреждения: сквозное огнестрельное ранение грудной клетки с ранением ткани правого лёгкого, многооскольчатый перелом 4-5 ребер справа, которые располагаются на правой половине грудной клетки на уровне 3-4 межреберья, причинены огнестрельным оружием, снаряжённым пулей, незадолго до поступления на стационарное лечение, у живых лиц, квалифицировались бы, как телесные повреждения, повлекшие за собой тяжкий вред здоровью, и стоят в прямой причинной связи с наступлением смерти. При этом смерть ФИО25 последовала от сквозного огнестрельного пулевого ранения правой половины грудной клетки, сопровождавшегося ранением правого лёгкого, повреждением 4-5 ребер справа, с последующим обильным внутренним кровотечением, приведших к смешанному плевропульмональному и постгемаррогическому шоку.
— заключение эксперта № 36 от 20 июня 2007 года (т.1л.д. 25-27), установившее, что на футболке ФИО25 имеются два входных повреждения на передней поверхности в области груди, которые являются огнестрельными и образованы в результате одного выстрела из огнестрельного оружия, вероятно калибра 5,45 мм, попаданием снаряда, вероятно пули, в складку ткани футболки при загибе нижней кромки вверх к изнанке. Одно повреждение на футболке — выходное и образовано также в результате выстрела из огнестрельного оружия при выходе выстрелянного снаряда, вероятно пули калибра 5,45 мм. Форма, размеры и локализация повреждений на футболке в совокупности дают основание для вывода о том, что они образованы в результате одного выстрела, вероятно из автомата Калашникова калибра 5,45 мм спереди сбоку.
— заключение эксперта № 37 от 06 февраля 2008 года (т.2л.д. 58-64), согласно которой принадлежность ФИО25 крови, имеющейся на футболке, не исключается.
— заключение эксперта № 35 от 19 июня 2007 года (т.1л.д. 31-34), согласно которого гильза, изъятая с места происшествия в домовладении по Адрес обезличен Адрес обезличен стреляна из автомата Калашникова калибра 5,45 мм.
— заключение эксперта № 37 от 20 июня 2007 года (т.1л.д. 40-44), установившее, что три следа обуви в гипсовых слепках, изъятые с места происшествия для сравнительного исследования пригодны. След обуви в слепке длиной 274 мм оставлен обувью на правую ногу, вероятно, 41 размера. Вид обуви определить не представляется возможным из-за неполного отображения составных частей подошвы. След обуви в слепке длиной 270 мм оставлен обувью на левую ногу, вероятно 41 размера, каким может быть полуботинок весенне-летнего сезона. След обуви в слепке длиной 111 мм оставлен подмёточной частью подошвы обуви, вероятно 42 размера. Вид обуви определить не представляется возможным из-за неполного отображения составных частей подошвы.
— заключение эксперта № 76 от 01 декабря 2007 года (т.2л.д. 11-14), согласно которого стреляная гильза, изъятая с места происшествия по факту убийства ФИО25. во дворе домовладения 23 по Адрес обезличен Адрес обезличен, стреляна из автомата Калашникова № 1540787 калибра 5,45 мм, изъятого на территории Адрес обезличен.
— заключение эксперта № 52 от 18 февраля 2008 года (т.2л.д. 96-99), установившее, что автомат Калашникова АК-74 Номер обезличен 1981 года выпуска, калибра 5,45 мм изготовлен заводским способом и относится к категории нарезного огнестрельного оружия. Данный автомат не исправен, но к стрельбе пригоден. Несоответствие номера на ствольной коробке с номерами на затворе и на затворной раме позволяют сделать вывод о том, что автомат укомплектован затворной рамой и затвором от другого подобного автомата Калашникова.
— заключение комиссии экспертов № 36 от 14 февраля 2008 года (т.2л.д. 111-113), которыми при проведении комплексной психолого-психиатрической экспертизы Джанибекова М-А.З. установлено, что в момент совершения преступлений испытуемый в состоянии физиологического аффекта не находился, хроническим психическим расстройством не страдал и не страдает, поэтому в период времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию в настоящее время Джанибеков М-А.З. также может осознавать фактический характер своих действий, руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания. В применении принудительных мер медицинского характера, стационарном обследовании не нуждается.

Анализируя и оценивая перечисленные выше и представленные стороной обвинения доказательства суд приходит к следующему.
В ходе судебного следствия судом оснований для признания недопустимыми, не достоверными показаний допрошенных свидетелей обвинения ФИО14, ФИО16, ФИО15, а также потерпевшей ФИО5 установлено не было. Об этом не заявляла и сторона защиты.
При исследовании показаний подсудимого, данных им как в стадии досудебного производства (при явке с повинной, допросе в качестве подозреваемого, при проверке показаний на месте), так и в судебном заседании суд исходит из того, что в суде Джанибеков М-А.З. свою причастность к совершенному убийству и незаконному приобретению, хранению огнестрельного оружия отрицал в категорической форме. Не поддержал показания, данные в ходе предварительного следствия, сославшись на то, что явка с повинной была написана вследствие применения к нему физической силы и пыток, также как признательные показания, от которых он в последующем отказался. Заявил о наличии алиби, то есть своем нахождении во время совершения инкриминируемого ему преступления в Адрес обезличен.
Относительно алиби, по ходатайству защиты судом были допрошены в качестве свидетелей:
-ФИО19 показавшая о том, в именно в ее доме в Адрес обезличен, Адрес обезличен с 10 по Дата обезличена года постоянно находился после получения травмы Джанибеков М-А.З.
— ФИО20, согласно показаний которого именно он (свидетель) увидел в степи потерявшего сознание от падения с лошади Джанибекова и привез его к себе домой в Адрес обезличен, где тот и находился с 10 по 22 июня 2007 года.
— Джанибеков Р.З., также подтвердивший факт работы Джанибекова М-А.З. во время совершения преступления в Адрес обезличен, его падение с лошади и лечение в июне 2007 года.
— ФИО98 которая показала о том, что работает врачом общей практики в Адрес обезличен. Примерно 2-3 года назад к ней обращался Джанибеков М-А.З. за медицинской помощью. При этом ее вызвали к ФИО43. Больной лежал у нее дома. Он жаловался на головные боли. Сказал, что упал с лошади. После осмотра, она выписала ему курс лечения. В течение данного промежутка времени несколько раз приходила на проверку. В медицинской карточке ее рукой выполнены записи об осмотрах, но возможно она их выполнила и в более поздний срок, т.к. такое практикуется. Бывает, она ездит на приемы без карточки т.к. не удобно их на дому заполнять. Поэтому записи сначала вносятся в ее рабочую тетрадь, а затем она их переносит в мед карточки.
Вместе с тем доводы подсудимого в этой части и показания перечисленных выше свидетелей опровергаются данными заключения экспертов № 5110,5111/05-1 от 11 января 2010 года по исследованию медицинской карты № 9830 Джанибекова М.З. приобщенной к материалам дела, согласно которого время выполнения рукописных записей о приеме врачом, произведенных осмотров и медицинских назначений, датированных 11, 16, 19 и 22 июня 2007 года не соответствует указанным в них датам. Временем выполнения данных записей в представленной медицинской карте является максимальный период до 12 месяцев с момента начала исследования по настоящей экспертизе, то есть в период после августа 2008 года, причем наиболее вероятным является период до 6 месяцев (то есть в период после февраля 2009 года). Каких-либо сомнений в обоснованности и выводах произведенного экспертного исследования у суда не имеется. Кроме того, в исследованной судом медицинской карте № 9830 имеются записи о произведенных в период, например с 1994 по 1997 годы, профосмотрах Джанибекова М-А.З. и его обращениях за мед помощью, в то время как сам подсудимый не отрицал факт отбытия им в указанное время наказания в виде реального лишения свободы по приговору Верховного Суда Калмыкской АССР от 28 февраля 1991 года, по которому Джанибеков М-А.З. был осужден по ст. 93.1 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы с отбыванием в ИТК строгого режима.
Данное обстоятельство является дополнительным подтверждением неподтвержденности надлежащим образом алиби.
В связи с изложенным суд критически относится к показаниям свидетелей ФИО19, ФИО20, ФИО21, ФИО44 как преследующим только одну цель — создать алиби для подсудимого. По тем же основаниям суд отвергает и доводы в этой части самого подсудимого, считает алиби не подтвержденным.
Однако в данной части суд учитывает наличие положений ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ, закрепляющих принцип презумпции невиновности в той части, что обвиняемый не несет обязанности доказывания, не может быть принужден к выявлению оправдывающих обстоятельств, представлению или собиранию таких доказательств. Эти важнейшие принципы доказательственной деятельности представляют общечеловеческие правовые ценности. Они перечислены и в п. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. В соответствии с данными нормами подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность; бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, подозреваемого согласно ст. 73 УПК РФ возложена на должностных лиц, осуществляющих производство по делу. По указанной причине суд полагает, что не подтверждение надлежащим образом алиби подсудимого при рассмотрении настоящего уголовного дела не имеет какого-либо юридического значения.
Относительно показаний подсудимого, данных им в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого, при явке с повинной и при проверке показаний на месте, то в данной части суд также не установил оснований для признания их недопустимыми доказательствами и исключения их из числа таковых.
Так в этой части подсудимый ссылался та то, что вынужден был оговорить себя из-за незаконных методов следствия, применения насилия. Защитник также обратил внимание на то, что явка с повинной, например была оформлена по истечении длительного периода времени нахождения Джанибекова М-А.З. под стражей, то есть ни о какой добровольности не может быть и речи. Вместе с тем само по себе предшествующее явке с повинной содержание лица под стражей не может свидетельствовать о невозможности таких заявлений или обращений. Более того, в отношении Джанибекова М-А.З. была избрана мера пресечения по иному уголовному делу и по обвинению в совершении иного преступления., а по настоящему делу он был задержан лишь 20 ноября 2007 года, то есть уже после оформления явки с повинной.
Допрошенный по настоящему делу по ходатайству защиты в качестве свидетеля ФИО41 показал, что он является зятем подсудимого. Сам проживает в Адрес обезличен, а в Адрес обезличен по Адрес обезличен Адрес обезличен проживает мать и брат Расул. При этом Джанибеков М-А. в их доме никогда не был. Оружия ни в Черкесске, ни в Кавказском у него не было и таковое там не хранилось, не изымалось. Он задерживался с подсудимым вместе 02 сентября 2007 года по иному уголовному делу и к нему также применялось физическое насилие. По настоящему делу к нему приезжали следователь и прокурор и просили дать показания в отношении Джанибекова о передаче оружия. В ИВС пос. Кавказского он встречал Джанибекова, который ему говорил об избиении и вынужденности подписания признательных показаний.
Хотя данный свидетель подтверждает применение как к нему, так и Джанибекову М-А.З. насилия, опровергает иные значимые обстоятельства (возможность появления в Адрес обезличен по Адрес обезличен Джанибекова М-А.З., хранение там оружия и т.п.) суд критически относится к его показаниям, поскольку Умарову Р.Р., также как и подсудимому по иному уголовному делу предъявлено обвинение. Он также состоит в родстве с Джанибековым М-А.З. В силу чего суд полагает данного свидетеля объективно заинтересованным в исходе дела и даче соответствующих «нужных» показаний лицом.
Кроме того, доводы Джанибекова М-А.З. опровергаются результатами судебно-медицинской экспертизы № 731 от 26 ноября 2007 года (т.1л.д. 176), согласно которой у него на момент осмотра 23 ноября 2007 года каких-либо признаков телесных повреждений не обнаружено.
При таких установленных фактических обстоятельствах применение к подсудимому незаконных методов следствия, явка его с повинной, дача признательных показаний при допросе в качестве подозреваемого и показания при проверке показаний на месте как данные под принуждением и после применения физической силы своего объективного подтверждения в ходе судебного рассмотрения дела не нашли. По указанным основаниям соответствующие доводы Джанибекова М-А.З. и его защитника судом не могут быть признаны как обоснованные и потому отклоняются.
При этом Джанибеков М-А.З. показания как в качестве подозреваемого, так и при проверке показаний на месте давал в присутствии защитника. Как следует из соответствующих протоколов, ему соответствующие права, предусмотренные ст.ст. 51 Конституции РФ и 46 УПК РФ разъяснялись. О возможности использования данных показаний в качестве доказательств (в том числе и при последующем отказе от них) Джанибеков М-А.З. под роспись предупреждался. Никаких замечаний, дополнений при оформлении протоколов им не заявлялось. Сам же факт обеспечения следователем присутствия при проведении следственных действий иного защитника по назначению, а не ранее приглашенного самим подозреваемым по соглашению (в частности, ФИО10 вместо ФИО11) не является основанием для признания указанных доказательств недопустимыми. Доводы защиты о не разъяснении прав понятым и специалисту при проверке показаний на месте не соответствуют действительности, поскольку в соответствующем протоколе имеются записи о разъяснении участникам следственного действия прав и обязанностей, о чем имеются подписи лиц. По указанной причине доводы защиты в данной части судом отклоняются как не состоятельные.
Вместе с тем, признавая указанные выше показания Джанибекова М-А.З. допустимыми доказательствами суд считает, что одни они не дают оснований для вывода о причастности подсудимого к совершенным преступлениям и сами по себе недостаточны для обоснования его вины в инкриминируемых деяниях.
Согласно ст. 77 УПК РФ и п. 4 постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебном приговоре» № 1 от 29 апреля 1996 года (в редакции 06 февраля 2007 года) признание обвиняемым своей вины в совершении преступления, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.
В данном случае наличия такой совокупности доказательств не имеется.
Потерпевшая ФИО5, являясь практически единственным очевидцем преступления, лицо нападавшего не видела. Ее показания ограничивались лишь общими и неконкретными внешними характеристиками проникнувшего на территорию их домовладения человека. То есть она непосредственно Джанибекова М-А.З. не опознавала.
Свидетели обвинения ФИО14, ФИО16, ФИО15, не являясь очевидцами совершенного, смогли подтвердить лишь факт причинения ранения потерпевшему ФИ25, его транспортировку в лечебное учреждение и смерть.
Не показал в суде о причастности подсудимого к убийству ФИО25 и допрошенный в качестве свидетеля по ходатайству стороны защиты ФИО25 (брат погибшего), согласно показаний которого он в момент нападения был в Конзаводе. О нападении на Борисбия и доставлении его в больницу узнал от другого брата ФИО24 По приезду в больницу около 23 часов 20 минут ему сообщили о смерти брата. После чего он поехал к дому ФИО56, где лично осматривал место происшествия и полагает, что пуля летела под углом 25-30 градусов сверху-вниз с близкого расстояния. По его мнению проникнуть без звука и незамеченным в домовладение при наличии трех собак невозможно. А с учетом траектории движения пули и ее следов он полагал, что выстрел в брата был произведен со стороны входной двери дома Каппушевых, и считал причастной к убийству брата потерпевшую ФИО5, т.к. с 2003 года у них с умершим ухудшались взаимоотношения, а в 2006 году брат ФИО25 даже подавал на развод. У него самого в Борисбием отношения были хорошие, последний делился своими делами. При этом брат никогда о фамилии Джанибенков (Мише и т.п.) не упоминал. Знает со слов брата об имевших место ранее в начале 2000-х годов нападениях, причастности к ним жителей Адрес обезличен ФИО45 и ФИ25. Он сам лично был утром в доме Каппушевых, когда нашлась гильза в 8 метрах от места выстрела — за задним колесом КАМАЗА. Ее нашел брат.
При этом, давая оценку показаниям данного свидетеля, суд считает, что его показания в части подозрений о причастности к убийству ФИО5 юридического значения не имеют, т.к. в соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. В части его показаний о характере причиненных ФИО25 ранений, его версии о развитии событий вечером 16 июня 2007 года последние судом не принимаются, поскольку носят лишь предположительный характер. Кроме того, ФИО25 соответствующими специальными познаниями в области криминалистики, баллистики не обладает.
Иные исследованные выше письменные доказательства (протоколы следственных действий, заключения экспертов по характеру и тяжести телесных повреждений потерпевшего, исследованию вещественных доказательств, письма и др.), как в отдельности, так и в совокупности также непосредственно и прямо не доказывают и не подтверждают причастность именно Джанибекова М-А.З. к убийству и его виновность в этом.
Более того, показания Джанибекова М-А.З. данные им в качестве подозреваемого и при проверке показаний на месте расходятся, не соответствуют и противоречат показаниям потерпевшей, другим исследованным судом доказательствам.
Так в протоколе допроса в качестве подозреваемого Джанибекова М-А.З. отражены его показания о том, что он при перемещении через забор держал автомат в руках. Когда его увидел ФИО25 тот бросил в него столик и пошел на него, и лишь после этого он (подсудимый) произвел один выстрел (то есть никакой борьбы, более того, на крыльце у них не было). После чего приставил стол к забору, перелез через забор. Схватил ранее приставленный к обратной стороне забора деревянный щит, похожий на лестницу и побежал к машине. Добежав до речки, выкинул, в частности, щит и кроссовки в воду.
Вместе с тем потерпевшая ФИО5, о наличии оружия у нападавшего ничего не поясняла. Она после захода в дом отчетливо слышала борьбу мужа с кем-то на крыльце, а затем выстрел, то есть по ее показаниям, только там, на крыльце и мог быть произведен выстрел.
Как следует из фото № 4 фототаблицы к протоколу дополнительного осмотра места происшествия от 17 июня 2007 года (т.1л.д. 9-13) на указанном снимке зафиксировано наличие на сопредельном земельном участке приставленного к забору ФИО56 деревянного щита. Данное обстоятельство противоречит приведенным выше признательным показаниям подозреваемого о выкидывании щита в речку.
Подсудимый и его защитник в суде заявляли о том, что размер обуви Джанибекова М-А.З. — 39. В то же время согласно исследованного заключения эксперта № 37 от 20 июня 2007 года (т.1л.д. 40-44) три следа обуви в гипсовых слепках, изъятые с места происшествия для сравнительного исследования пригодны. След обуви в слепке длиной 274 мм оставлен обувью на правую ногу, вероятно, 41 размера. Вид обуви определить не представляется возможным из-за неполного отображения составных частей подошвы. След обуви в слепке длиной 270 мм оставлен обувью на левую ногу, вероятно 41 размера, каким может быть полуботинок весенне-летнего сезона. След обуви в слепке длиной 111 мм оставлен подмёточной частью подошвы обуви, вероятно 42 размера. Вид обуви определить не представляется возможным из-за неполного отображения составных частей подошвы. Содержание текста экспертного заключения также свидетельствует об изъятии и исследовании следов от двух различных видов обуви, имеющих иную, нежели заявленную подсудимым размерность. Указанные доводы стороной обвинения вообще не опровергались, никаких ходатайств в этой части государственным обвинителем не заявлялось и не разрешалось, никаких доказательств не представлялось.
В ходе судебного следствия по ходатайству защиты относительно вменяемых подсудимому действий по использованию при совершении преступления оружия были допрошены в качестве свидетелей ряд лиц.
В этой части свидетель ФИО41 показала, что она ранее являлась собственником квартиры Номер обезличен по Адрес обезличен. Продала квартиру в октябре 2007 года. До этого фактически в период с мая по декабрь 2007 года она в ней не проживала, сдавала квартиру двум студенткам, а сама жила в Адрес обезличен. При этом ключей своему сыну ФИО41, тем более Джанибекову не оставляла. Никаких тайников в ее квартире не было.
Свидетель ФИО27 показала суду, что она в девичестве была Кумратова, с мая по декабрь 2007 года снимала вместе с Балоевой Ф. квартиру Номер обезличен по Адрес обезличен Адрес обезличен. Данной квартире кроме них, никто не проживал, иных лиц в ней она не видела, ключи никому не передавала.
Свидетель ФИО28 дала показания, аналогичные показаниям свидетеля ФИО27
Показания данных свидетелей не соответствуют и противоположны признательным показаниям Джанибекова М-А.З. о посещении им 16 июня 2007 года квартиры Номер обезличен по Адрес обезличен Адрес обезличен при нахождении дома самой хозяйки (ФИО41), незаметном для окружающих изъятии автомата и его возвращения в аналогичной ситуации 17 июня 2007 года.
Показания указанных лиц стороной обвинения опровергнуты не были, ходатайств о признании этих показаний недопустимыми доказательствами не заявлялось и не разрешалось. Судом иных оснований для признания приведенных показаний недопустимыми доказательствами установлено не было.
Имеются существенные противоречия и расхождения между исследованными письменными доказательствами. Так согласно заключения эксперта № 52 от 18 февраля 2008 года (т.2л.д. 96-99), установившего, что автомат Калашникова АК-74 № Номер обезличен 1981 года выпуска, калибра 5,45 мм., изъятый из материалов иного уголовного дела как имеющий отношение к настоящему уголовному делу, изготовлен заводским способом и относится к категории нарезного огнестрельного оружия. Данный автомат не исправен, но к стрельбе пригоден. Несоответствие номера на ствольной коробке с номерами на затворе и на затворной раме позволяют сделать вывод о том, что автомат укомплектован затворной рамой и затвором от другого подобного автомата Калашникова.
Вместе с тем согласно приобщенной к материалам дела по ходатайству защиты копии заключения эксперта № 406 от 22 сентября 2007 года по экспертному баллистическому исследованию того же автомата АК-74 № Номер обезличен 1981 года выпуска, калибра 5,45 мм по иному уголовному делу № 26199 данный автомат, являющийся нарезным огнестрельным оружием, исправен и к стрельбе пригоден, наличия каких-либо конструктивных изменений не установлено. Данное расхождение вызывает обоснованное сомнение в идентификации исследованных автоматов.
Указанные выше противоречия в ходе судебного разбирательства, проведенного в условиях равноправия и состязательности сторон, не были устранены. У суда их устранить также возможности не имелось.
Кроме того, в ходе судебных прений защитник подсудимого просила исключить из числа доказательств как недопустимых
— протокол явки Джанибекова М-А.З. с повинной от 16 ноября 2007 года (т.1л.д. 140-141);
-протокол дополнительного допроса подозреваемого от 22 ноября 2007 года (т.1л.д. 163-165);
— протокол проверки на месте показаний подозреваемого Джанибекова М-А.З. от 22 ноября 2007 года (т.1л.д. 166-172);
-заключение судебно-медицинской экспертизы № 78 от 28 июня 2007 года (трупа ФИО25.) (т.1л.д. 69-71);
— заключение биологической экспертизы № 37 от 06 февраля 2008 года (т.2л.д. 58-64);
— протокол осмотра места происшествия от 17 июня 2007 года (т.1л.д. 4-8);
— протокол дополнительного осмотра МП от 17 июня 2007 года (т.1л.д. 9-13);
— заключение эксперта № 76 от 01 декабря 2007 года (т.2л.д. 11-14) по изъятой с места происшествия гильзе;
— заключение эксперта № 35 от 19 июня 2007 года (т.1л.д. 31-34) о том, что гильза стреляна из автомата АК, калибра 5,45 мм;
— заключение эксперта № 52 от 18 февраля 2008 года (т.2л.д. 96-99), по автомату АК-74 № Номер обезличен;
— протокол осмотра предметов от 08 февраля 2008 года (т.2л.д. 66-70) — автомашины ВАЗ- 21083;
— протокол осмотра предметов от 12 февраля 2008 года (т.2л.д. 88-91) футболки, образца крови ФИО25, гильзы, 3-х слепков следов с МП, автомата АК-74.
Требование об исключении данных доказательств было мотивировано тем, что явка с повинной оформлена в период содержания Джанибекова М-А.З. под стражей через 2 месяца и 14 дней после задержания и в результате давления сотрудников милиции, а проведенная через 10 дней экспертиза Джанибекова ничего и не могла показать. Поэтому и признательные показания 22 и 23 ноября 2007 года были даны после применения силы со стороны сотрудников милиции. При проверке показаний на месте понятым и эксперту (специалисту) не разъяснялись права и обязанности. Заключение эксперта № 78 — было составлено на основании лишь медицинской карты ФИО25 которая надлежащим образом не изымалась (нет постановления о выемке, протокола выемки). Заключение биологической экспертизы № 37 составлено на основании представленного образца крови потерпевшего Каппушева Б.А. при этом образцы крови никоим процессуальным образом не получались и не исследовались. При осмотрах места происшествия были нарушены положения ст.ст. 60, 164, 170, 177 УПК РФ — понятым не разъяснялись права и обязанности, они непосредственности при осмотрах не были, как производные из незаконности производства осмотров МП и недопустимость последующих следственных действий — и получения их результатов, то есть незаконность заключений экспертиз № 76, 35, протоколов осмотров предметов. В связи с расхождениями в двух экспертизах исследованного автомата и допущенных нарушений при изъятии автомата АК-74 из оружейной комнаты Прикубанского РОВД — вытекает и незаконность заключения эксперта № 52.
В указанной части суд считает следующее.
В соответствии с п. 16 постановления Пленума Верховного суда РФ № 8 от 31 октября1995 года (в редакции от 06 февраля 2007 года) «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» доказательства признаются полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законом порядок их собирания и закрепления.
В соответствии со ст. 50 ч. 2 Конституции РФ доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и в силу ст. 75 ч. 1 УПК РФ они (доказательства), и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных вст. 73 УПК РФ.
Также согласно ч.3 ст. 7 УПК РФ нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.
Принимая во внимание изложенное выше мнение и отношение суда к протоколу явки с повинной, протоколам дополнительного допроса подозреваемого и проверки на месте показаний подозреваемого Джанибекова М-А.З, исследование и оценку по этому вопросу доводов обвинения и защиты, суд не установил оснований для признания указанных доказательств как недопустимых.
Что касается оценки и мнения суда относительно доводов защитника о не допустимости как доказательства заключений судебно-медицинской экспертизы № 78 и № 37, то в данной части приведенные защитой основания фактически являются формальными, т.к. уголовно-процессуальное законодательство не содержит норм, предусматривающих обязательное вынесение постановления и последующей выемки (изъятия и т.п.) например медицинских документов. В материалах дела имеется письменный запрос-требование следователя (т.1л.д. 63) о предоставлении для экспертизы медицинской карты, наличия которого суд полагает достаточным для принятия решения о законности назначения и проведения судебно-медицинской экспертизы по определению наличия, характера, степени тяжести повреждений и определения причины смерти ФИО25 При назначении и проведении биологической экспертизы футболки установлено лишь наличие на изъятой футболке крови человека, а с учетом обстоятельств и характера совершенного преступления определена лишь возможность принадлежности крови ФИО109 Указанные выводы экспертов никакого отношения к установлению какого-либо определенного лица, причастного к совершенному преступлению отношения не имеют, поэтому по приведенным защитником подсудимого доводам не могут быть признаны недопустимыми доказательствами.
В части, касающейся протоколов (первоначального и дополнительного) осмотра места происшествия от 17 июня 2007 года.
Осмотр места происшествия, как следственное действие, в соответствии со ст. 176 УПК РФ проводится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.
На основании ст.ст. 170, 177 УПК РФ осмотр производится с участием понятых, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей статьи 170 настоящего Кодекса. Осмотр следов преступления и иных обнаруженных предметов производится на месте производства следственного действия, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи. Все обнаруженное и изъятое при осмотре должно быть предъявлено понятым, другим участникам осмотра.
В соответствии со ст. 164 УПК РФ следователь, привлекая к участию в следственных действиях участников уголовного судопроизводства, указанных в главах 6 — 8 настоящего Кодекса, удостоверяется в их личности, разъясняет им права, ответственность, а также порядок производства соответствующего следственного действия. Если в производстве следственного действия участвует потерпевший, свидетель, специалист, эксперт или переводчик, то он также предупреждается об ответственности, предусмотренной статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации. В ходе производства следственного действия ведется протокол в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса.
Согласно ст. 60 УПК РФ понятой — не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, привлекаемое дознавателем, следователем для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов следственного действия. В силу ч. 2 ст. 60 УПК РФ понятыми не могут быть:
1) несовершеннолетние;
2) участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники и родственники;
3) работники органов исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и (или) предварительного расследования.
Исследовав протоколы указанных следственных действий и представленные в данной части доказательства, суд пришел к выводу, что в данном случае при проведении обоих осмотров места происшествия следователями требования указанных выше норм уголовно-процессуального закона надлежащим образом не были выполнены.
Так по ходатайству защиты в данной части были допрошены в качестве свидетелей, участвовавшие в производстве осмотров МП в качестве понятых ФИО16, ФИО32, ФИО31 и ФИО30
Согласно показаний свидетеля ФИО16, последний не отрицая наличие в протоколе осмотра МП своей подписи в качестве понятого. Но сослался на те обстоятельства, что не помнит о своем участии в каких-либо следственных действиях, также как и об обстоятельствах подписания протокола. В то же время он четко давал показания о причинах своего нахождения на МП в вечер убийства и своих действиях.
Свидетель ФИО32 показал, что он был в вечер убийства во дворе ФИО56. Видел ходивших сотрудников милиции, но с ними он не общался и чем они занимались ему не известно. Об участии в следственных действиях не помнил, хотя и не отрицал наличие в протоколе осмотра МП своей подписи в качестве понятого, но при каких обстоятельствах он расписывался в протоколе не смог пояснить, сослался на то, что был занят другими делами. Признал, что является троюродным братом потерпевшей ФИО5
Свидетель ФИО30 показал, что утром 17 июня 2007 года он приезжал в дом Каппушевых для выражения соболезнования. Во время нахождения в домовладении по Адрес обезличен к нему кто-то подходил из милиционеров, показывал в руках гильзу, но откуда она взялась или где обнаружена, никто ничего не разъяснял, не показывал. Милиционер лишь сказал, что как понятому надо расписаться в каком-то документе. Никто никаких прав не разъяснял.
Согласно показаний свидетеля ФИО31 потерпевшая является его троюродно й сестрой. В предъявленном на обозрение протоколе осмотра МП подписи в графе понятой похожи на его. Однако о проведении каких-либо следственных действий ничего пояснить не мог. Утверждал, что никто, ему никаких прав и обязанностей не разъяснял. При возможном подписании протокола он ничего не читал.
Содержание показаний указанных лиц свидетельствует, что привлеченным к участию в следственных действиях в качестве понятых лицам права и обязанности не разъяснялись. Ни один из допрошенных лиц вообще не смог пояснить о существе, последовательности произведенных следственных действий, например, что и где осматривалось и обнаруживалось. Кроме того, двое из четырех понятых ФИО31 и ФИО32, в нарушение ст.60 УПК РФявляются родственниками потерпевшей. Данный факт также подтверждает, что при привлечении лиц к указанным следственным действиям вообще не выяснялся и не устанавливался вопрос о родстве участников уголовного производства, возможной заинтересованности лиц.
Установленные нарушения, допущенные следователями, суд находит существенными и неустранимыми в ходе настоящего судебного разбирательства, а потому, в соответствии с ч.3 ст. 7 УПК РФ, влекущими за собой необходимость признания недопустимыми полученных таким путем доказательств.
С учетом изложенного суд признает недопустимыми доказательствами: протокол осмотра места происшествия от 17 июня 2007 года (т.1л.д. 4-8) и протокол дополнительного осмотра МП от 17 июня 2007 года (т.1л.д. 9-13) и исключает их из числа доказательств обвинения по данному уголовному делу
Поскольку протоколы осмотров места происшествия от 17 июня 2007 года (первоначальный и дополнительный) судом признаются недопустимыми доказательствами — как производные от них подлежат признанию недопустимыми доказательствами и заключение эксперта № 76 от 01 декабря 2007 года (т.2л.д. 11-14) по изъятой с места происшествия гильзе; заключение эксперта № 35 от 19 июня 2007 года (т.1л.д. 31-34) о том, что гильза стреляна из автомата АК, калибра 5,45 мм; протокол осмотра предметов от 12 февраля 2008 года (т.2л.д. 88-91) футболки, образца крови Каппушева Б.А., гильзы, 3-х слепков следов с МП, автомата АК-74, т.к. объектами экспертных исследований являлись предметы, изъятые при осмотрах места происшествия с нарушением уголовно-процессуального закона.
На основании изложенного судом не могут быть приняты в качестве доказательств обвинения и исключаются из их числа как недопустимые доказательства: заключение эксперта № 76 от 01 декабря 2007 года (т.2л.д. 11-14); заключение эксперта № 35 от 19 июня 2007 года (т.1л.д. 31-34); протокол осмотра предметов от 12 февраля 2008 года (т.2л.д. 88-91).
Судом установлены основания для признания недопустимым доказательством по настоящему уголовному делу и заключения эксперта № 52 от 18 февраля 2008 года (т.2л.д. 96-99) по автомату АК-74 № Номер обезличен. Так указанное следственное действие было произведено на основании и в результате произведенной 30 ноября 2007 года из оружейной комнаты выемки автомата Калашникова, калибра 5,45 мм, о чем был составлен соответствующий протокол (т.2л.д. 3-7). Во-первых, указанный протокол стороной обвинения в числе доказательств суду не представлялся и не исследовался. Во-вторых, при составлении указанного протокола вообще не были указаны отличительные признаки изымаемого предмета (не указана марка, номер и год выпуска изъятого автомата), что не позволяет его идентифицировать. А без надлежащим образом процессуального закрепления и оформления обнаружения, получения вещественного доказательства, последующее использование и исследование данного вещественного доказательства является незаконным.
Таким образом, судом признается недопустимым и исключается из числа доказательств заключение эксперта № 52 от 18 февраля 2008 года (т.2л.д. 96-99).
Поскольку стороной защиты вообще не была мотивирована необходимость исключения из числа доказательств протокола осмотра предметов от 08 февраля 2008 года (т.2л.д. 66-70), а именно автомашины ВАЗ- 21083, судом в данной части каких-либо оснований для признания данного доказательства — недопустимым установлено не было. Вместе с тем, в качестве доказательства данный протокол суду не представлялся, поэтому вынесения по этому доказательству какого-либо отдельного суждения нет необходимости.
В соответствии со 49 Конституции Российской Федерации, ч.3 ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.
На основании ч.4 ст. 14 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.
В соответствии с Определением Конституционного суда РФ от 15 мая 2002 года по жалобе гр-на Бычкова И.Н. на нарушение его конституционных прав частью 2 ст. 298 УПК РСФСР, в случае если органы уголовного преследования не смогли доказать виновность обвиняемого, это должно приводить к постановлению в отношении обвиняемого оправдательного приговора.
С учетом всестороннего, тщательного исследования, анализа и оценки всех представленных доказательств как в отдельности, так и в их совокупности, суд приходит к выводу о недоказанности сформулированного органом расследования и поддержанного в судебном заседании государственным обвинителем обвинения Джанибекова М.-А.З. в совершении убийства, а также в незаконном приобретении, хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, вследствие чего на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в его отношении должен быть поставлен оправдательный приговор и подсудимый подлежит оправданию за непричастностью к совершению преступлений.
Джанибеков И.В. имеет право на реабилитацию, а также право на возмещение вреда, предусмотренного ст.ст. 135-136 УПК РФ.
В связи с необходимостью оправдания подсудимого оснований для удовлетворения иска в его отношении не имеется.
На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 302,305 и 306 УПК РФ, суд
приговорил:
Оправдать Джанибекова Магомет-Амина Зейтуновича по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 1 УК РФ, 222 ч. 1 УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 п. 2 УПК РФ, в связи с не причастностью к их совершению.
Признать за Джанибековым М-А.З. право на реабилитацию и разъяснить порядок возмещения вреда, причиненного в связи с уголовным преследованием.
В удовлетворении гражданского иска о взыскании с Джанибекова М-А.З. в пользу ФИО5 компенсации причиненного морального вреда и судебных расходов отказать.
После вступления приговора в законную силу настоящее уголовное дело направить руководителю следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по КЧР для организации и производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.
Приговор может быть обжалован и опротестован в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда КЧР в кассационном порядке чрез Малокарачаевский районный суд в течение 10 суток со дня оглашения.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.