О признании недействительным договора дарения, признании права собственности на долю квартиры и вклада, взыскании денежных средств

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

Рег.№33-8267/11 Судья Савченко И.В.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

Председательствующего Володкиной А.И.
Судей Осининой Н.А., Пошурковой Е.В.
При секретаре Иванове Н.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 02 июня 2011 года кассационную жалобу А. на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 15 марта 2011 года по гражданскому делу №2-222/11 по иску Б. к А. о признании недействительным договора дарения, признании права собственности на долю квартиры и вклада, взыскании денежных средств.

Заслушав доклад судьи Володкиной А.И., объяснения представителя А. — адвоката В., объяснения Б., — судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 15 марта 2011 года признан недействительным частично договор дарения квартиры <адрес>в Санкт-Петербурге, заключенный 03 ноября 2009 года между Д. в лице представителя Г. и А.;

— за истцом признано право собственности на 2/5 доли квартиры, за ответчицей сохранено право собственности на 3/5 доли квартиры.

Кроме того, по решению суда с ответчицы в пользу истца взысканы денежные средства в размере 46800 рублей – супружеская доля истца и его доля в порядке наследования в отношении денежных средств, находящихся на вкладах на имя Д.; в ответчицы в доход государства взыскана госпошлина в размере 1604 рубля.

При этом исковые требования истца Б. удовлетворены частично.

В кассационной жалобе ответчица просит решение отменить как незаконное и необоснованное.

Истец в кассационном порядке законность принятого решения не оспаривает.

В соответствии со статьей 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия проверяет законность принятого решения лишь в рамках доводов поданной кассационной жалобы.

Ответчица А. в заседание судебной коллегии не явилась, о времени и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции извещена надлежащим образом и заблаговременно; не сообщила причину неявки и не ходатайствовала об отложении слушания дела, направила в судебное заседание представителя адвоката В., при таких обстоятельствах и с учетом требований статьи 354 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие ответчицы.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения участников по делу, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для ее удовлетворения.

В ходе слушания дела судом первой инстанции установлено, что спорная вышеуказанная квартира находится в доме ЖСК, предоставлена в 1973 году; членом ЖСК являлась Д., и на ее имя 08 января 1998 года зарегистрировано право собственности в отношении спорной квартиры как за членом ЖСК, полностью выплатившим паевой взнос 25 декабря 1987 года.

Д. умерла 30 апреля 2010 года.

Также судом установлено, что истец и Д. состояли в браке с 05 ноября 1957 года по 27 января 1972 года и в период с 11 марта 1977 года; на момент смертиД. (30 апреля 2010 года) брак не был расторгнут.

14 октября 2009 года Д. выдала доверенность на имя Г. (внучка) на право сбора документов и совершения дарения спорной квартиры в пользу А. (дочь истца и Д.).

03 ноября 2009 года Г., действуя в интересах Д. и от ее имени на основании вышеуказанной доверенности, произвела отчуждение спорной квартиры в пользу ответчицы А. на основании договора дарения.

Истец, ссылаясь на то, что спорная квартира является супружеским имуществом, он согласие на отчуждение спорной квартиры не давал, о состоявшемся договоре дарения ему стало известно лишь после смерти супруги Д., в установленный законом срок обратился с заявлением о принятии наследства после смерти супруги, — предъявил иск о признании договора дарения недействительным, признании права собственности на ? долю квартиры как супружеское имущество и на 1/6 долю квартиры в порядке наследования по закону.

При вынесении решения суд первой инстанции учитывал вышеуказанные обстоятельства, руководствовался требованиями статей 209, 253 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 35 Семейного кодекса Российской Федерации, учитывал период нахождения истца и Д. в браке, размер средств, внесенных в счет оплаты паевых взносов в период брака, и пришел к выводу о том, что доля истца составляет 40% квартиры, а Д. – 60% или соответственно 2/5 и 3/5; при заключении договора дарения необходимо было получение согласия истца, такое согласие получено не было; представительД. внучка Г. <дата> подписала заявление и сообщила нотариусу о том, что Д. «не имеет супруга, который в порядке статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации мог бы возражать против дарения квартиры» (л.д.70); также суд учитывал, что квартира была отчуждена в пользу ответчицы, которая является дочерью истца и Д., суд пришел к выводу о том, что ответчица заведомо должна была знать о несогласии истца на совершение договора дарения, поэтому договор подлежит признанию недействительным в части доли истца; за истцом следует признать право собственности на 2/5 доли квартиры как на супружескую долю.

Отказывая в признании за истцом права собственности на 1/6 долю квартиры в порядке наследования после смерти Д., суд первой инстанции исходил из того, что Д. вправе была произвести отчуждение 3/5 долей квартиры на условиях договора дарения в пользу любого лица без согласия истца, на момент смерти Д. указанная доля квартиры находилась в собственности ответчицы и поэтому не может быть включена в наследственную массу Д.; кроме того, суд учитывал то, что Д. 08 февраля 2001 года оформила завещание на принадлежащее ей имущество в виде спорной квартиры в пользу внучки Г., указанное завещание на момент смерти наследодателя не отменено и не изменено.

Судебная коллегия, учитывая, что истец в кассационном порядке законность принятого решения не оспаривает, распределение размера долей квартиры как супружеского имущества сторонами не оспаривается, судебная коллегия считает, что по существу суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применены нормы материального и процессуального права, выводы суда по вышеуказанной части решения соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

Доводы кассационной жалобы ответчицы относительно того, что истец знал об отчуждении спорной квартиры в пользу своей дочери и желал этого, не могут быть приняты во внимание; указанные доводы являлись предметом исследования и оценки суда первой инстанции, выводы изложены в тексте решения; суд первой инстанции пришел к выводу о том, что указанные ответчицей обстоятельства не нашли подтверждение в ходе слушания дела; судебная коллегия не усматривает оснований для иных выводов; по существу доводы кассационной жалобы сводятся к изложению обстоятельств дела и переоценке представленных участниками по делу доказательства; по мнению судебной коллегии доказательства оценены судом по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, оснований для иной оценки не имеется.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что судом не правильно оценено заявление Г. об отсутствии у Д. супруга, который мог бы возражать против совершения сделки, при подписании такого заявления Г. имела в виду, что истец согласен с дарением квартиры в пользу своей дочери, также не может быть принята во внимание; указанный довод оценен судом как несостоятельный; оснований для иных выводов судебная коллегия не усматривает; при наличии такого согласия участники договора дарения не лишены были возможности оформить такое согласие надлежащим образом.

Ответчица также не согласна с решением суда в части взыскания с нее в пользу истца 46800 рублей.

При вынесении решения о взыскании указанной суммы суд первой инстанции исходил из того, что денежные средства в размере 70200 рублей, находящиеся на счете в Сберегательной банке Российской Федерации на имя Д., являются супружеским имуществом истца и Д., истец вправе претендовать на ? часть указанных средств в порядке раздела супружеского имущества, то есть на 35100 рублей; кроме того, истец является наследником первой очереди Д., в установленный законом срок обратился с заявлением о принятии наследства; наличие завещания в отношении указанных денежных средств не установлено; кроме истца имеется еще два наследника Д. первой очереди; доля истца в наследственном имуществе составляет 1/3 долю, то есть на 11700 рублей (35100руб. : 3); поэтому суд пришел к выводу о том, что истец обладает правом на 46800 рублей (35100 + 11700).

Возлагая на ответчицу обязанность выплаты истцу вышеуказанной суммы, суд первой инстанции исходил из того, что Г., получив указанные денежные средства с банковского счета после смерти Д., передала их ответчице; ответчица указанное обстоятельство не оспорила.

Ответчица в кассационной жалобе ссылается на то, что суд вышел за рамки заявленных истцом требований о взыскании лишь 35000 рублей. Указанный довод не может быть принят во внимание и служить основанием для изменения решения суда в связи с тем, что судом рассмотрены требования с учетом заявленных предмета и оснований иска; истцом было заявлено о взыскании денежных средств, находившихся на банковском счете Д., как на долю супружеского имущества и как на долю в порядке наследования по закону; истец не обладал полной информацией о размере находящихся на счете денежных средств, в ходе слушания дела размер денежных средств был судом установлен и расчет произведен с учетом установленной судом суммы; оснований считать, что суд вышел за рамки заявленных истцом требований не имеется; расчет взысканной суммы ответчицей не оспаривается.

То обстоятельство, что ответчица несла расходы на погребение Д., не может влиять на существо принятого решения; суд первой инстанции правомерно указал на возможность компенсации таких расходов в рамках самостоятельно заявленных исковых требований.

Иные доводы кассационной жалобы сводятся к изложению обстоятельств дела, иному толкованию примененных судом материального и процессуального права, что не свидетельствует о наличии оснований для отмены обжалуемого решения. В заседании судебной коллегии представителем ответчицы не приведены иные доводы, которые могли бы влиять на существо принятого решения.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 15 марта 2011 года оставить без изменения Кассационную жалобу А. – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.